ProGamer
×
×
  • Создать...

Печальный финал отчаянной киберспортивной авантюры


Решение Саймона Будро (Simon Boudreault) вложить свое наследство в пятерых игроков League of Legends из Кореи было ни чем иным как огромной и очень рискованной авантюрой.

Киберспортивная команда Quantic Gaming, владельцем которой он являлся чуть меньше года, остро нуждалась в деньгах. Работники выслеживали его всюду, требуя и без того просроченные платежи по зарплате. Его ключевой SC2-игрок был очень расстроен.

Но Будро верил, что его новая команда League of Legends все исправит. И поставил на эту веру все, что имел.

Ему нужно было лишь, чтобы эти игроки прошли 6-командную квалификацию LCS, которая имела место непосредственно перед новогодними праздниками. Они должны были пройти в плей-офф и победить другую команду прогеймеров, которой грозило выбывание из главного чемпионата. После этого они бы стали полноправными участниками LCS (т.е. League of Legends Championship Series, что можно перевести как «чемпионская серия League of Legends»), а Будро пустился бы в радостный пляс под золотым дождем.

Деньги от щедрых спонсоров и Riot Games, издателя игры и организатора чемпионата, вмиг бы решили его финансовые беды, проблемы и напасти. Попадание в официальный про-дивизион LCS было ключом ко всему. И он нанял игроков, чтобы они сделали эту работу.

Quantic нужно было сыграть в пяти матчах по круговой системе, и начиналось все как нельзя лучше: первые две игры команда выиграла. Таким образом, после первого дня квалификации они были фаворитами для того, чтобы встретиться с командой, выбывающей из высшей лиги – вроде той, которую они неоднократно побеждали во время тренировок.

Закулисные сотрудники Quantic, многие из которых не получили причитающихся им денег и сомневались в лидерской компетенции Будро, уже начали было верить, что 24-летний парень из Квебека ведет их по верному пути.

Но на второй день все пошло наперекосяк. Команде нужно было победить всего в одной игре из трех. Но они сыграли очень плохо. Они проиграли все три.

simon boudreauilt

Седьмого декабря Будро (на фото выше) твитнул: «Надежды рухнули. Разбитые мечты и все такое». А потом исчез. Старшие сотрудники, связанные с командой, не сумели разыскать его и поговорить с ним. Он не отвечал на звонки от коллег, членов команды, СМИ и даже спонсора команды.

А вчера не стало и вебсайта Quantic. Киберспортивной команды Quantic Gaming – во всех отношениях и смыслах – больше нет.

HyuN (на фото внизу), лидирующий SC2-игрок Quantic, говорит, что ему должны $23 тыс., включая призовые деньги, которые он выиграл для команды. Главному операционному директору команды Берни Каталану (Bernie Catalan), согласившемуся приютить LoL-игроков в собственном доме на три месяца, Будро должен $4 тыс. Джон Кларк (John Clark), последний год работавший в Quantic маркетинговым директором, никогда не получал полный расчет и считает, что ему должны $5,7 тыс. Этот список можно продолжать и дальше.

Все они говорят одно и то же. До Будро было сложно достучаться даже в то время, когда команда еще существовала. А теперь он просто исчез. И все попытки дозвониться до него абсолютно тщетны.

«Никто не знает, где он», – говорит Калле Нильссон (Kalle Nilsson). «Ситуация очень странная. В Quantic много людей, которые хороши в том, что делают, и им крайне неприятна эта ситуация, потому что они по-настоящему любят команду».

«Он исчез. Он вне зоны доступа», – говорит Джон Кларк, маркетинговый директор Quantic. «Он был в игре до тех пор, пока не было ясно, выиграет он или проиграет, а затем исчез».

HyuN Seokhyun Ko

Киберспорт – это взрывной бизнес. Хорошая команда может привлечь сотни тысяч долларов призовых и спонсорских денег, а также средств на турнирные издержки. Но Quantic – это обратная и нелицеприятная сторона киберспортивного гламура. Это история большой ставки, поставленной не туда, история молодого человека с деньгами и амбициями, которых оказалось недостаточно для того, чтобы выйти в высшую лигу.

Попытки связаться с Будро оказались бесплодными, но его коллеги решили рассказать о культуре киберспортивного менеджмента, где царят эксцентричность, причуды и Его Величество Случай.

Получив немалое наследство, Будро решил вложить его в ту область, которая заботила его больше всего – в киберспорт. Даже работая в успешном семейном предприятии по изготовлению высокопробной офисной мебели, он пытался запустить производство столов со специальным дизайном для прогеймеров.

Он владел небольшой командой под названием 4Not. Она слилась с несколькими другими командами – в том числе и с Quantic, которая на тот момент была пускай и крупным брендом, но переживающим трудные времена. Командой владели два программиста из Google, чья страсть к киберспорту со временем охладела. Будро купил контрольный пакет акций и принялся вкладываться в команду. К Quantic присоединился известный StarCraft-игрок HyuN, и команда по StarCraft 2 начала одерживать одну победу за другой – во многом благодаря именно HyuN’у.

Но главным интересом Будро была League of Legends. Коллеги говорили, что он проводил целые часы, играя в нее. Большая часть его профессиональной энергии была направлена на стратегию спасения бренда путем вывода Quantic в LCS. В сентябре он анонсировал новую команду, сказав GameSpot, что это будет «настоящий прорыв в лиге North American Challenger и на LCS-сцене». Возглавил команду почитаемый многими игрок Йунсап Locodoco Чои (Yoonsup «Locodoco» Choi).

Korean LoL Team

«На это пошли все деньги», – сказал Кларк. «Услуги юристов, переезд, визы, тысячи долларов. Но ничего не происходило. Саймона было не достать. Когда мы пытались запросить какую-то информацию, он попросту не отвечал».

Корейцы, молодые люди позднего подросткового возраста и чуть за двадцать, приютились в Южной Калифорнии, в доме Берни Каталана и его девушки. Спустя несколько недель один из игроков отправился домой, будучи недовольным сложившейся ситуацией. Каталану и его девушке пришлось приглядывать за командой – что, разумеется, имело свои негативные стороны – члены которой проживали в их доме с сентября по декабрь, когда проходил турнир.

«Это были молодые люди, и поэтому они были, как бы сказать, в какой-то степени неряшливы, и моя девушка жаловалась на то, что они не убирают за собой», – говорит он. «Ей нравится, когда дома чисто. Она не была в восторге от того, что дома было пятеро парней, которые почти не говорили на английском».

Попытки связаться с бывшими членами команды успехом не увенчались.

Чтобы команда не теряла расположения духа, Каталан ходил с нею в парк развлечений и на другие вылазки. «Они хотели выйти из дома, чтобы прогуляться, чтобы много поесть. Мы ходили на картинг, лазертаг, поиграть в бейсбол».

По словам Каталана, Будро обещал $2,5 тыс. в месяц на оплату проживания, а также помощь с коммунальными платежами. Но Каталан получал лишь $2 тыс. в месяц. Он говорит, что не было ничего необычного в том, чтобы самому оплачивать эти расходы, а затем пытаться, зачастую напрасно, спрашивать с Будро компенсацию. По словам Каталана, проблемы с деньгами начали влиять на команду.

«Не будь этой проблемы, они бы не нервничали так сильно», – говорит он. «Они, бывало, говорили, чтобы было бы неплохо сходить в Trader Joes [торговая сеть продуктовых магазинов в Калифорнии – прим. Progamer] и взять немного еды, но я отвечал, что Саймон еще не прислал денег».

LoL galery

Когда команда играла на квалификационном турнире, Саймона не было рядом – несмотря на то, что он здорово вложился в проект. По словам Каталана, Будро планировал посетить турнир, если команда пройдет через первые ступени чемпионата.

«Мы были бесспорными кандидатами на победу», – говорит Каталан. «Когда победы не случилось, мы все были в шоке. Но мы знали, что мы либо сделаем это, либо смерть».

«Было здорово, когда они победили в первых двух играх», – говорит Кларк. «Затем они проиграли следующие две. Все, что было нужно – это победить в последней игре, но они не смогли. Я думаю, они не смогли сделать то, что от них требовалось, из-за отсутствия взаимопонимания. Они провели вместе не так много времени для того, чтобы стать командой, и этого просто не случилось. Последний день соревнования был похож на то, как если бы своими глазами наблюдали железнодорожную катастрофу».

«Саймон вложил в это кучу денег. Взял на себя много рисков», – говорит Нильссон. «Когда проиграла команда по League of Legends, это была потеря последней надежды. Непопадание в высшую лигу стоило очень больших денег».

Кларк говорит, что его маркетинговой задачей было привлечение спонсоров, но ему не удавалось получить доступ к необходимой информации и активам для создания рекламных материалов. Он также рассказал о своем неудачном опыте по требованию заработной платы – в конце концов эта эпопея увенчалась тем, что Будро частично выплатил ему дополнительную надбавку размером в $1 тыс. Таким образом, Нильссон пришел к выводу, что провал LoL-команды был концом всего.

«Саймон – это молодой парень. У него были деньги, но не было опыта, чтобы управляться с ними», – сказал он. «Он не делегировал. Мы хотели помочь, но он пытался делать все сам. Он не был трудолюбив. Он играл в игры и засиживался допоздна. Многие вещи, которые нужно было сделать, сделаны не были. Он не отличался старательностью, усердностью. Но он был хорош в налаживании связей, в объединении людей. Он сумел начать дело, но не сумел его закончить».

В начале января HyuN написал на форуме TeamLiquid, заявив, что пытается связаться с Будро, дабы тот выплатил ему положенный заработок и призовые деньги. Он написал, что работает в хаотических условиях, включая то, что его полеты на соревнования бронируются лишь в самый последний момент.

«Саймон сказал, что выплатит мне мою зарплату и призовые деньги, а затем объяснится», — написал он. «Но все это было ложью. Он всегда говорил, что уже отослал мои призовые, но я слышал, что он использовал эти деньги для поддержки команды LoL».

В конце декабря и в начале этого месяца The Daily Dot опубликовала два подробных репортажа о крахе Quantic, в которых говорилось об исчезновении Будро. В одной из этих историй отмечалось, что своим друзьям он говорил, что заболел и том, что у него может быть опухоль. Но ни один из руководителей Quantic не смог связаться с ним, чтобы справиться о его здоровье или о шансах команды на продвижение вперед – включая спонсора, производителя периферийных устройств Roccat. Источник из компании сообщил, что они пытались разыскать его в течение нескольких недель, но безуспешно.

В среду вебсайт Quantic перестал функционировать вовсе. Электронная почта перестала работать за несколько недель до того.

«Мы чувствуем себя так, будто впустую потратили кучу времени и усилий», – говорит Нильссон. «Я бы мог понять, если б он просто сдался и ушел. Ведь у него кончились деньги. Но то, как он сделал это, никому ничего не говоря, это не правильно. Многие злы на него».

«Саймон мог бы появиться сегодня и сказать, что был в больнице. Рассказать о том, что за чертовщина происходит», – сказал Каталан. «Или о том, что Quantic мертва».

Каталан говорит, что киберспортивным организациям нужно найти способ защиты от спекуляций на успехах и неудачах со стороны менеджеров. Riot Games отказалась как-то комментировать эту ситуацию.

«Киберспорт похож на то, чем был бейсбол на заре своего существования», – говорит Каталан. «В те времена было много команд, которые попросту канули в лету».

По материалам сайта polygon.com


Комментарии

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы оставить комментарий

Зарегистрируйтесь, это просто!


Зарегистрироваться

Уже зарегистрированы?


Войти сейчас

Rigon, указание на возраст всегда демагогия. В киберспорте опыта у более старших меньше, чем у молодых.

Ответить 0 - +

FrostBite, всё таки таким молодым людям нельзя давать доступ к большим деньгам. Есть некоторые исключения, но все же. Не очень умно он поступил, хотя его можно попробовать понять - он воплощал мечту.

Ответить 0 - +

Сколько еще таких команд будет, они не первые и не последние.

Ответить +1 - +

Мда, вот же.. мягко скажем он не очень хороший человек и повел себя как ребенок. Практически в любой ситуации можно оставаться человеком =

Ответить 0 - +