ProGamer
×
  • Создать...

Почему пиратство полезно для истории


Как защита прав и магазины приложений могут оставить будущие поколения без культурного наследства

В ходе дебатов, окружающих противоречивые антипиратские законы, такие как SOPA и PIPA, рассуждения общественности о пиратстве имеют тенденцию фокусироваться на настоящем или на близком будущем. Когда на кону оказываются рабочие места и доходы, само собой нас волнует вопрос о том, для кого пиратство представляет (или нет) угрозу.

Я предлагаю взглянуть на ситуацию под другим углом, хотя бы в том, что касается воровства программного обеспечения. В то время как незаконное копирование программ без сомнения приводит к некоторым финансовым потерям в краткосрочном периоде, все будет выглядеть немного иначе, когда мы сделаем шаг назад и попытаемся посмотреть на ситуацию более глобально. Если мы взглянем на проблему с точки зрения истории, то польза от незаконного распространения программного обеспечения значительно перевесит затраты в краткосрочном периоде. Если вас волнует история технологий, то вы, на самом деле, должны быть благодарны, что люди копируют программы без разрешения.

Парадоксально, но на самом деле пиратство спасло программного обеспечения больше, чем уничтожило. На настоящий момент пираты спасли от исчезновения сотни тысяч программ, оказавшись, таким образом, невольными благодетелями нашей цифровой культуры.

Пираты, незаконно распространяющие программное обеспечение способствуют выживанию данных благодаря тому, что делают их доступными и независимыми. Подобно работе муравьев, являющихся частью большой системы, устройства которой они не понимают, эгоистичные действия каждого цифрового пирата в совокупности создают огромную сеть данных, которая способствует продолжению жизни многих цифровых работ.

Консервирующий эффект пиратства, хоть и мало изучен, но далеко не нов. За многие века до наших дней дожили только те таблички, свитки и книги, которые чаще всего копировались и шире всего распространялись. Если бы не было незаконного копирования, вы бы вряд ли смогли найти в библиотеках Гомера, Беовульфа и даже Библию.

Разница между тогда и теперь заключается лишь в том, что срок годности программного обеспечения исчисляется скорее десятками лет, чем столетиями, а это превращает сохранение посредством копирования в противозаконный акт. И это серьезная проблема: тысячи представляющих культурную ценность цифровых работ уходят в небытие прямо сейчас.

Исчезающее программное обеспечение

Главная загвоздка проблемы исчезающих программ в настоящее время – высокая недолговечность магнитных носителей. У дискет, которые в свое время были непременным элементом персональных компьютеров, срок жизни ограничен – ориентировочное время хранения данных на дискете колеблется от года до 30 лет при идеальных условиях.
Информация на дискете хранится в виде магнитных зарядов на специально обработанных пластиковых дисках. Со временем заряды, хранящие информацию, ослабевают настолько, что флоппи дисководы не могут их прочитать. В этот момент содержимое диска, по сути, теряется.

По-настоящему тревожно становится, когда мы вспоминаем о том, что правообладатели начали выпускать программное обеспечение на дискетах более 30 лет назад. Большая часть тех дискет сейчас нечитаема, программы, хранившиеся на них, не подлежат восстановлению. Если вы собирались скопировать данные с тех старых дискет, которые пылятся на вашем чердаке, вынужден огорчить: возможно, уже слишком поздно.

Более того, в 80е издатели программного обеспечения тратили бесчисленное количество человеко-часов, чтобы мы не добрались до их работ. Чтобы препятствовать пиратству, они вводили схемы, которые навсегда запирали их программы на единственной авторизованной дискете. Один из популярных методов, направленных против копирования, заключался в размещении поврежденного участка данных на диск, чтобы нарушить порядок проверки на ошибки при копировании. Он работал настолько хорошо, что предотвращал и честные попытки сделать резервную копию легально приобретенного программного обеспечения.

Если бы эти защитные схемы были бы абсолютно неуязвимы к попыткам взлома, как и предполагалось, а закон об авторском праве неукоснительно соблюдался, большинство программ, выпущенных на тех эфемерных дисках, на настоящий момент стали бы историей. Из-за жадности исчезла бы масса культурных вех целого поколения.

Но под угрозой находятся не только дискеты. Тысячи игр, которые выпускались на игровых картриджах и в качестве огромных игровых автоматов, сейчас практически невозможно найти, да и запустить их можно только на аппаратуре, которая рано или поздно окончательно выйдет из строя. Правообладатели переиздали небольшое количество самых ярких игр на новых платформах, но большая часть из этого наследства не удостоилась такой чести. Пираты высвободили данные с тех игровых чипов и теперь в эти игры снова можно играть на новых консолях и на ПК при помощи эмуляторов.

Благодаря пиратам историки могут без проблем изучать зарубежные библиотеки игр. Некоторые игры выходили только в Японии на записываемых картриджах, их можно было скачать через систему Nintendo Power или при помощи модема BS-X Satellaview. И сегодня западные историки, скорее всего, не смогли бы их изучать, если бы не увенчавшиеся успехом попытки по их незаконному копированию.

Чтобы лучше понять, что поставлено на карту из-за того, что исчезают программы, обратимся к индустрии видеоигр. В самой большой базе данных компьютерных и видеоигр, MobyGames, на настоящий момент содержатся записи о более чем 60.000 игр. Около 23.000 из них изначально выпускались для компьютерных систем, которые в качестве первичного ЗУ или дистрибутивного носителя использовали дискеты или кассеты.

23.000 игр! Если бы издатели и закон об авторских правах добились своего, почти все эти игры были бы стерты с лица земли в течение следующих 10 лет. А многих бы уже не было.

На протяжении последнего десятилетия коллекционеры и архивариусы собирали огромные коллекции не издающихся больше программ для винтажных машин (таких как Apple II, Commodore 64 и им подобных) и торговали ими через файлообменные сервисы и на сайтах, посвященных устаревшему программному обеспечению. Благодаря этому процессу сформировалась подпольная библиотека программ, которая, несмотря на ее скромный возраст, воспринимается как утерянные архивы древней цифровой цивилизации.

Об устаревшем программном обеспечении

Устаревшее программное обеспечение – псевдолегальная концепция, которая постулирует законность распространения программного обеспечения, которое больше не продается и не поддерживается, то есть выглядит так, будто его владельцы позабыли о нем. Несмотря на это, если программное обеспечение защищено авторским правом и владелец не давал разрешения на распространение программы, его распространение все-таки незаконно.

Как журналист и историк, я полагаюсь на эти коллекции незаконно скопированного программного обеспечения, они нужны мне, чтобы заниматься своей работой. Я бы конечно предпочел, чтобы все было иначе, но законной альтернативы нет (по крайней мере в настоящий момент).

Наполнение такой подпольной библиотеки – необходимого ресурса для будущих историков – храбрый акт гражданского неповиновения, который нельзя прекращать, если мы хотим защитить наше цифровое наследие. Как мы увидим дальше, самые серьезные угрозы для истории программного обеспечения находятся не позади, но впереди нас.

Зачем сохранять программы?

Прежде, чем мы пойдем дальше, давайте остановимся на минутку и подумаем, почему мы непременно должны сохранять программное обеспечение. Оно часто кажется незначительным из-за его эфемерной природы. Это всего лишь динамическое выражение электронов на экране компьютера и оно немного значит для мозга, который привык видеть ценность в физических объектах.

Но программы также являются мощным инструментом, овладение которым многое говорит о нашей цивилизации. Если мы окажемся в историческом музее, то сможем получить представление о потенциале того или иного общества, изучив инструменты, которыми оно пользовалось. Если цивилизация смогла построить, например, молотилку, мы знаем, что эти люди этой эпохи могли жать и обрабатывать пшеницу гораздо быстрее, чем люди, жившие за сто лет до них. А это в свою очередь, может объяснить известный демографический взрыв.

Таким же образом мы можем измерить недавний потенциал человечества, взглянув на его программы. Будущие историки могут задумываться над тем, как люди добились сюрреалистичного вокального эффекта в музыке и создали нынешние фильмы с CGI-анимацией. Они могут задаться вопросом о том, в какой момент благодаря определенному инструменту стали возможными фотореалистичные манипуляции с изображением, которыми сейчас полны рекламные ролики. Им будет сложно ответить на эти вопросы, если они не будут знать о существовании различных версий Auto-Tune, Pixar RenderMan и Adobe Photoshop и не смогут получить доступ к ним, чтобы поэкспериментировать.

Программное обеспечение также является и развлечением. Это культура. Также как и книги, музыка, фильмы до этого, художественные формы, воплощенные в развлекательных программах (как правило, в играх) нашли свое отражение и оказали влияние на поведение многочисленных поколений по всему миру.

Существует ли в природе живой американец в возрасте от 15 до 35 лет, которые не знает о том, кто такой Марио? (Вы, конечно, можете найти кого-то, кто не слышал о Марио, но он точно был заперт в подвале с 1980 по 1999).

Благодаря работе защитников, которые нарушают закон, будущие историки смогут более полно оценить культурное воздействие Марио и ответить на более глубокие и сопутствующие вопросы, например: «Зачем люди носили футболки с изображенными на них пикселизированными грибочками?» и «В каких конкретно играх появлялся Марио и зачем?».

Вполне возможно Nintendo будет существовать и через 200 лет, но вряд ли компания сможет дать ответы на все вопросы. Она расскажет вам лишь ту версию истории, которая преподнесет ее в максимально выгодном свете (то есть про Super Mario Bros. 3 и т.д и т.п.). Историки покажут вам все без ограничений – даже Hotel Mario, Mario Roulette и I Am A Teacher: Super Mario Sweater. Ни одна из этих игр не сможет прожить 200 лет без пиратства, потому что Nintendo скорее будет рада увидеть, как эти постыдно низкокачественные тайтлы гниют в склепе, запечатанном законом об авторском праве.

Мы можем потерять все

Было бы здорово, если бы проблема исчезновения программ осталась проблемой прошлых дней, но есть определенные параллели в работе нынешних рынков программного обеспечения. Магазины приложений и другие методы цифровой дистрибуции, которые часто привязывают приобретенную программу к уникальной лицензии, иногда на уникальной машине, грозят лишить нас еще большего количества программ в будущем.

Благодаря широкому распространению агрессивных технических средств защиты авторских прав (ТСЗАП) и модели распространения, подразумевающей одного поставщика, большинство программного обеспечения, которое распространяется цифровым путем, исчезнет из истории, когда эти магазины закроются. И поверьте мне, в один прекрасный день они закроются. Если вас это не пугает, вот вам аллегорический пример из истории.

Представьте себе, что издатель 500.000 различных напечатанных книг внезапно прекратил деятельность и волшебным образом сделал все проданные копии своих книг нечитаемыми. Пуф! Информация, содержавшаяся в них, просто исчезла. Это бы стало культурной катастрофой сравнимой с пожаром в Александрийской библиотеке в 48 г. до н.э. В том пожаре стала пеплом большая часть культурной истории Западного мира.

А теперь взглянем на магазин приложений iTunes, где хранится 500.000 образцов цифровой культуры. Его контролирует одна единственная компания, и когда она закроет его (или прекратит поддерживать более старые приложения, как уже произошло с классическим iPod), законный доступ к этим приложениям будет закрыт. Купленные приложения, запертые на устройствах Apple, встретят свою смерть, когда гаджеты перестанут работать, как им и полагается. И даже до этого старые приложения начнут исчезать, когда их разработчики перестанут платить 100$ в год, которые требуются, чтобы их продукция была представлена в магазине.

С исторической точки зрения мы можем только надеяться, что хакеры и пираты потихоньку создавали архивы из того, что он могли вытянуть с таких сервисов как iTunes App Store, PlayStation Store, Wii Shop Channel, Xbox Live Arcade и прочих онлайн-магазинов приложений.

А как насчет «облачного» программного обеспечения? Если все наши программы централизуют и они станут запускаться из интернета, будет сложно незаконно распространять их, что значит, что они не сохранятся. И это плохо для истории.

Когда палеоантропологи задумываются о том, можно ли было убить бизона при помощи наконечника копья культуры Кловис, которому 13.000 лет, они привязывают его к копью и бросают его. Тем не менее, если бы наконечники копий автоматически обновлялись через сеть в ходе своего развития, нам бы было известно только о наиболее часто повторяющемся варианте, возникшем в процессе дизайна. Не было бы сейчас наконечников культуры Кловис, а мы бы задумывались о том, как древние коренные американцы умудрялись охотиться при помощи пуль с урановыми наконечниками.

Имея все вышесказанное в виду, подумайте о следующем: как выглядел интерфейс Gmail всего год назад? А как работал Google Maps до того, как там появилась функция Street View? Без возможности экспериментального доступа к более старым версиям расположенных в сети программных инструментов будущим историкам придется полагаться на скриншоты и субъективные оценки, чтобы точно выяснить, что могли делать эти инструменты в то или иное время, если они все еще будут существовать.

Но если будущие историки оставят за собой возможность доступа к старым версиям обыкновенного программного обеспечения, они смогут воспользоваться им, как и наконечником копья, чтобы в качестве эксперимента повторить действия людей прошлого. Например, они могут запустить текстообрабатывающую программу AtariWriter на эмуляторе Atari 800, чтобы воспроизвести документ из 80х годов и объяснить его формат.

Полностью полагаться на «облачные» игровые сервисы (скажем, на OnLive) – также плохая идея. Ждать, что OnLive будет сохранять игры, все равно что рассчитывать на то, что ваш местный кинотеатр будет хранить историю кино. Он будет показывать только то, что коммерчески оправданно в данный момент, а все остальное пропустит. Также будут работать и «облачные» игровые сервисы.

Новая Великая библиотека уже загорелась, а мы только начинаем чуять дым.

Когда корпорации владеют историей, они изменяют ее

ТСЗАП, которые сегодня можно найти в цифровых магазинах приложений представляют значительную угрозу нашему будущему пониманию истории. Конечно же, компании, которые создали эти программы, сейчас обладают правами на них, но когда продукт начинают потреблять и он встраивается в массовую культуру, он принадлежит поколениям. Он начинает играть более важную роль, чем просто коммерческого продукта, а его копии должны быть защищены и сохранены как культурные ценности.

Сложно защищать и сохранять то, что подвержено изменениям или может в любое время исчезнуть. Если бы VHS-кассеты работали по принципу магазинов приложений в интернете, Джордж Лукас мог бы заставить всех нас проапгрейдить приобретенные нами фильмы из серии «Звездные войны» до версии специального издания (чтобы поддерживать совместимость с LucasOS, само собой), переписав при этом старые версии. Черт, в один прекрасный день он мог бы решить, что ему разонравились фильмы и заменить их копиями «Уиллоу». Этот ход был бы оправдан с точки зрения его авторских прав, но стал бы настоящим культурным грабительством.

Меня беспокоит тот факт, что сегодня программное обеспечение для iOS обновляется чуть ли не каждый день и предыдущие версии исчезают, если вы не потрудились сохранить их. Во многом это очень удобно и функционально, но такая практика также переписывает историю с каждой новой загрузкой. А что если бы Photoshop обновлялся с такой скоростью на протяжении 90х годов? Была бы сейчас у кого-нибудь копия первой версии, которая умела работать со слоями? Эта исторически важная часть программы была бы утеряна. Таким же образом, если мы перейдем к схеме полностью контролируемых, получаемых из одного источника, автоматически обновляющихся приложений для ПК (а Windows 8 уже, кстати, близок вместе со всеми этими плюшками), то мы будем уничтожать цифровые артефакты с невиданным доселе рвением.

Допуская в нашу жизнь ограничивающие ТСЗАП, мы даем не только издателям программного обеспечения, но и всем издателям медиа-контента, власть стирать, контролировать или манипулировать цифровой культурной историей по своему усмотрению. Именно по этой причине с гуманистической точки зрения ТСЗАП абсолютно не приемлемы – они и время лишат человечество его честно заработанных культурных артефактов.

Разумеется, каждого создателя программного обеспечения нужно соответствующим образом вознаградить эксклюзивными правами на его воспроизведение на определенный период времени, как это и принято сейчас, но только в мягком юридическом смысле, а не выдавать ему виртуальный замок и ключ, которые мешают сохранению истории.

Давайте не будем повторять то, что случилось 2000 лет назад в Александрии. Единственными свитками, которые пережили пожар, стали те, которые были скопированы и распространены, скорее всего, без разрешения на это со стороны авторов. (К сожалению, сотрудники библиотеки сильно ограничили доступ к ней, чтобы избежать копирования, поэтому очень немногие тексты избежали уничтожения). Если мы не откроем двери к легальному сохранению всех программ, цивилизации через тысячу лет после нас достанутся копии только тех программ, которые пираты нелегально копировали и распространяли, пока их оригиналы были официально доступны.

Культурное влияние программного обеспечения легко сравнить с влиянием любой другой творческой работы. Пришло время законным образом сохранить эту цифровую форму искусства в библиотеках наряду с книгами и фильмами. Вместе с тем, организовать такую библиотеку – сложное дело.

Обязательства цифрового библиотекаря

Если бы вы решили изучить историю нашей культуры вплоть до настоящего момента, вы бы скорее всего обратились в библиотеку. Там бы вы нашли обширные коллекции аналоговых данных, которые можно изучать бесплатно. Если вам таким же образом захочется изучить программное обеспечение, то вам не повезло: в настоящее время в США незаконно содержать реальную, обширную библиотеку программного обеспечения.

Не поймите меня неправильно, в принципе возможно создать легальную библиотеку программного обеспечения, но реализация этой задумки сделает ее практически бесполезной. Лучшее, на что можно надеяться в рамках закона — хранить физические копии официально скопированных носителей программного обеспечения на физических полках. То есть тут же всплывут все проблемы, связанные с изнашиванием и устареванием носителей. Все это займет много места и даст мало гарантий, что вы сможете добраться до того, что хранится на полках.

Более практичный подход к созданию библиотеки программного обеспечения – извлечь данные из фиксированных носителей и хранить их на большом количестве жестких дисков. Библиотекари могли бы обновлять их, чтобы избежать устаревания, а программы можно было бы безболезненно передавать по сети, чтобы запускать на эмуляторах (которые бы симулировали работу платформы, для которой была разработана программа) для исторического изучения.

К сожалению, практический подход не сработает, поскольку в настоящее время согласно закону США об авторском праве незаконно копировать программное обеспечение (а это необходимое условие, чтобы избавиться от исходных носителей), а затем распространять его без разрешения правообладателя. (Закон согласен на резервные копии легального программного обеспечения, но делиться ими с другими людьми нельзя). Более того, согласно Закону об авторском праве в цифровую эпоху (DMCA) незаконно обходить схемы защищающие авторские права, чтобы сделать те самые копии.

Сейчас существуют библиотеки, которые хранят на своих полках дискеты, как будто это книги. Эти организации ошибаются, предполагая, что как и в книгах, данные на компьютерных дисках будут храниться вечно, если беречь их от внешних воздействий. Но в целом они ничего не могут сделать для того, чтобы остановить потерю данных. Данные нужно копировать на новые носители. Так или иначе, закон нужно нарушить. Или изменить.

Устаревшая юридическая гипотеза авторского права

Нынешние американские законы об авторском праве руководствуются лучшими побуждениями, но они окончательно ставят под угрозу выживание цифровой собственности, потому что не принимают в расчет стремительное устаревание и порчу цифровых носителей.

Наша нормативно-правовая база создает юридическую гипотезу в духе 19 века, которая подразумевает, что работы, о которых идет речь, останутся на носителе в целости и сохранности до тех пор, пока не станут всеобщим достоянием, и их можно будет свободно копировать. Подумайте, например, о бумажных книгах, которые при оптимальных условиях могут хранить данные тысячелетиями.

В случае с цифровыми данными многие программы исчезнут с лица земли за десятилетия до того как истечет требуемый период охраны (для большинства программ, выпущенных в США он составляет 95 лет). Устаревание и порча носителей уничтожат эти программы задолго до того как библиотеки смогут сделать законные и пригодные к использованию копии.

Возможным решением могло бы стать сокращение срока действия авторских прав на программное обеспечение до более приемлемого периода времени, скажем, максимум до 20 лет. Тогда у архивариусов появится более реальный шанс спасти и сохранить старые программы до того как они канут в небытие.

Также библиотекарям нужно на правовом уровне разрешить обходить схемы защиты авторских прав, чтобы сохранять программы. В настоящее время ограниченные исключения из DMCA дают возможность в редких случаях обходить ТСЗАП, но этого слишком мало.

В качестве альтернативы новый закон может потребовать от издателей, которые хотят защиты авторских прав, размещать незащищенные версии программ в Библиотеке Конгресса США для хранения без цифровых носителей. Позже программы можно «выдавать» на лимитированной основе абонентам для исследований. Если необходимо эти цифровые библиотечные материалы можно сделать доступными только через определенный промежуток времени, скажем, через пять лет, чтобы еще больше защитить коммерческие интересы.

Не дайте исчезнуть программам

Мы живем в цивилизации, над которой доминирует коммерция и те, кто получает от нее доход, поэтому мы инстинктивно хотим защитить тех, кто хоть как-то связан с этим бизнесом. Среди нас есть те, кто, преследуя эту цель, хотел бы нанести пиратству удар строгим законодательством. Но пиратство, неотделимое от цифровой дистрибуции, никогда нельзя будет контролировать, не ограничивая при этом свободу.

Законодательство, которое попытается это сделать, лишь загонит пиратство еще глубже в подполье, а также накажет и тех, кто не имеет к нему никакого отношения, калеча саму технологию, благодаря которой существует программное обеспечение.

Четыре причины исчезновения программ

Существует четыре основные культурно-технические силы, которые толкают программное обеспечение к исчезновению.

Физическое разрушение

  • Ни одна форма цифрового носителя не хранит данные вечно. Каждый цифровой носитель информации со временем портится, в процессе теряя данные.

Устаревание носителей

  • Технический прогресс не стоит на месте, и каждый формат хранения данных в какой-то момент времени становится устаревшим и используется все реже, так что прочесть данные в будущем становится сложнее.

 Средства сдерживания копирования

  • По экономическим причинам издатели программного обеспечения старались запретить пользователям копировать программы без разрешения. Эти методы не дают возможности легальным путем хранить программы в архивах.

Экономическое устаревание

  • Жизненный период каждой программы на рынке ограничен, это является результатом быстрого технологического прогресса. Это значит, что программа будет копироваться и коммерчески распространяться на протяжении короткого периода времени.

В нынешнее время вы сможете бесплатно достать практически любой развлекательный продукт или программу, если как следует постараетесь. Несмотря на это, миллионы людей все еще платят реальные деньги, чтобы приобрести легальные копии программ, фильмов и музыки, что делает индустрии, их производящие, еще больше и доходнее чем когда-либо.

Тот факт, что люди все еще покупают доступ к цифровым медиа в больших количествах означает, что пиратство вовсе не является такой проблемой, какой ее представляют. На самом деле, пиратство само по себе является решением другой проблемы – проблемы слишком защищенной интеллектуальной собственности. Было бы замечательно, если бы те компании, которые используют строгие ТСЗАП и проталкивают агрессивные антипиратские законы, увидели бы необходимость чуточку снизить доходность ради истории, но поскольку она редко является целью свободного рынка, можно расслабиться.

Только мы, как поколение, сможем сберечь нашу культурную историю. А также мы должны требовать реформ в законе об авторском праве, которые позволят программному обеспечению занять свое законное место в архивах истории без надобности полагаться на работу пиратов.

Если вам нравится программа, купите ее, пользуйтесь ей и поблагодарите ее разработчиков. Я делаю так все время, и я поддерживаю право индустрии зарабатывать деньги на своих продуктах. Но не бойтесь вступиться за свои культурные права. Если вы видите строгие ТСЗАП и защиту от копирования, которые угрожают сохранению истории, боритесь с ними: копируйте продукт, сохраните его и, в конце концов, поделитесь им, чтобы он никогда не исчез.

Кто-то может нехорошо подумать о ваших архиваторских потугах, но эти люди находятся по ту сторону истории, ведь через 500 лет ни один из потомков не осудит вас строго за действия, нарушающие закон, когда они смогут загрузить древнюю программу и увидеть ее своими глазами.


Фёдор XiixTii Суслов xiixtii@progamer.ru

Общайтесь с нами в Discord Канал в Telegram

Комментарии

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы оставить комментарий

Зарегистрируйтесь, это просто!


Зарегистрироваться

Уже зарегистрированы?


Войти сейчас