ProGamer
×
×
  • Создать...

Bioshock Infinite, сиськи, плохие игры и женоненавистничество


Bioshock Infinite принадлежит к тем играм, которые внушают уважение и восхищение и заставляют с нетерпением ждать их выхода. Вместе с тем ее создатель Кен Левин попал в новости, рассказав о реакции на декольте центрального персонажа по имени Элизабет. Что же эта дискуссия может сказать о природе игр и об изображении женщин в них? Когда дело доходит до женской груди, глупым названиям нет предела. Сиськи. Титьки. Сюсюндры. Буфера. Дойки. Можно ли назвать все эти глупости женоненавистническим унижением? Или это просто типично человеческое признание того факта, что женское тело является в высшей степени привлекательным для множества людей? Само собой, большие груди являются непременным элементом комедии, низкого искусства (вспомните шоу Бенни Хилла), но они регулярно появляются и в видеоиграх. И явления эти настолько заметны, что в популярных развлечениях игрострой можно смело сравнивать с хихикающим школьником. Помните ту тошнотворную рекламу Evony?

Будучи мужчиной, я не собираюсь с копьем наперевес изображать из себя Капитана Феминиста. Но все же стоит вспомнить недавние слова Кена Левина по поводу Элизабет. Он говорит, что груди Элизабет уделяют слишком много внимания, в отличие от ее характера и сюжета игры.

Цитата. Ни один из этих аргументов не поможет нам освободиться от специфического визуального стереотипа, когда пол-экрана должны занимать огромные сиськи.

Его комментарии и дискуссии, которые развернулись вокруг них, подчеркивают тот факт, что женщины воплощаются в играх при помощи различных визуальных способов, одним из которых является изображение груди. Также они говорят о том, что природа этого воплощения недвусмысленно намекает на тот контент, который подают нам с пылу с жару. А еще они поднимают конфликт между художественной правдоподобностью и холодными системами измерения массового рынка, теми, которые Левин, к его чести, готов исправить публично и без обиняков, что является большой редкостью в нынешние бездушные времена, которые полностью контролируются рекламными агентствами.

Не волнуйтесь, они не кликабельны.

Вместе с тем, это проблема. Изображения вроде этого, из рекламной кампании для Soulcalibur V, говорит об определенном типе целевой аудитории: похотливом идиоте, мерзком, пускающем слюни жлобе, жующем луковые колечки в забегаловке Hooters и отпускающем сальные шуточки. Это ни разу не круто Такой визуальный ряд был создан по очень специфической причине – чтобы гарантированно получить ответ потребителя, чтобы пользователи кликали и кликали, пусть даже создатели сами себе сделают репутацию похотливых циников.

Художник с талантом и темпераментом Левина не хочет, чтобы его творчество ассоциировалось с таким мусором. Вот почему жалобы Левина на реакцию на изгибы Элизабет настолько красноречивы. Элизабет – плод фантазии. Кен – выдающийся художник и интеллигентный человек – легко может изменить ее внешность так, как ему хочется. Левин говорит, что ей нужны были характерные формы по игровым причинам, и это хороший аргумент. Вы же не хотите расстрелять своего лучшего друга. Она должна выделяться. Но, конечно же, ее можно было бы сделать высокой или полной. Он говорит, что аудитории нравится смотреть на привлекательных людей, а не на уродов. Все верно. Он убедительно объясняет, почему Элизабет выглядит именно так: большие глаза, например, помогают нам лучше понять ее характер. Но вместе с тем, это персонаж, который соблюдает все принципы создания тех самых давно знакомых моделей из безвкусных изображений, любимых в плохих онлайн-играх.

Ни один из этих аргументов не поможет нам освободиться от специфического визуального стереотипа, когда пол-экрана должны занимать огромные сиськи.

Представ перед бесконечным многообразием вариантов, создатели сделали ее привлекательной, они дали ей большие груди и безумно тонкую талию, и огромные глаза, и пухлые губки, и платье с низким декольте. Она невысокая и невинная, похожа на ребенка и пострадала от обстоятельств. Она любит лошадей. Несмотря на то, что она обладает особой силой, она не в состоянии ни понять ее, ни контролировать. Короче говоря, она – мечта любого мужчины.

(Я исхожу из деморолика, продемонстрированного на Е3. Я не сомневаюсь, что ее характер станет более очерченным по мере развития игры).

Сделав ее традиционно привлекательной, игра легко рекламирует себя и увеличивает свою привлекательность. И избавиться от этого невозможно. Элизабет выглядит именно так неспроста. Создали ее не по велению случая. И размер ее бюста не случаен. Также, как и Лара Крофт выглядит именно так, как выглядит, не просто так. Любопытно, что размер ее груди увеличился именно в тот момент, когда игрой менее всего интересовались. Отчаяние ведет к дешевым приемам.

Я пишу все это с полным осознанием, что, если бы мы говорили, скажем, о мужских коленях, я бы разговаривал с пустотой. Все мы в той или иной степени являемся частью этого паззла. Если вы знакомы с популярными медиа, то знаете, что сексуальные изображения присутствуют в них всегда и везде. Возможно, вы читаете эту статью в надежде на приятное возбуждение. И, черт побери, я, возможно, пишу ее по той же причине. Или я пишу ее просто потому, что не могу плыть против течения. Единственное, что могу сказать в свою защиту (довольно слабую, нужно отметить) – эта статья не посвящена «десяти самым лучшим парам сисек в играх». А еще мы совладали с искушением «как бы иронично» сопроводить ее кучей игривых картинок

Расставим также все точки над «i» касательно Кена Левина. Он не циник, не торговец второсортными идеями. Он рассказчик популярных историй, создатель многоцветных и завораживающих миров. И тот факт, что он поднял такой некомфортный культурный вопрос, лишь свидетельствует о сильном характере. Любопытно, как использование грудей в играх и маркетинговых проектах проецирует сильное послание о том, что это «дешевка», хотя в этом контексте эти слова скорее уже попахивают неверными суждениями и предположениями касательно женщин.

Вместе с тем, срабатывает правило: чем менее реалистично изображены женские тела, тем хуже игра. Хорошим играм эти трюки не нужны и именно в этом заключается источник беспокойства Левина. Его игра – не дешевка в духе Evony. Учитывая его способности к закручиванию сюжета, игра должны быть просто исключительной. И, конечно же, он не хочет, чтобы его любимый проект был неправильно понят. И то, что люди охотнее говорят о теле Элизабет, чем о сюжете Bioshock – совершенно предсказуемо.

Создателям и продавцам игр нужно сделать выбор. Они могут пойти по простому пути и продолжить надувать своих героинь. Или они могут создать персонажей, которые будут избегать нереалистичных моделей красоты в духе супердеформированной Мерилин Монро. Они могут придумать, как заставить героиню выделяться на расстоянии, не одевая ее в декольтированное платье. Большие груди являются ключом, который указывает на тип контента, который мы потребляем. Вопрос лишь в том, какие игры разработчики хотят превратить в шоу Бенни Хилла.


Комментарии

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы оставить комментарий

Зарегистрируйтесь, это просто!


Зарегистрироваться

Уже зарегистрированы?


Войти сейчас