Игровые консоли вымирают. Что придёт им на смену?

Культ |

В этом месяце Nintendo выпустит Wii U, первое обновление нашумевшей игровой консоли с детектором движений, которая штурмом захватила игровую индустрию в 2006 году. Осведомлённые люди и многие разработчики полагают, что Sony и Microsoft не станут отставать и вскоре также выпустят свои новые консоли — тоже после длительного перерыва — хотя сами компании этого не подтверждают.

Если предположить, что все эти устройства появятся в ожидаемые сроки, они попадут в магазины именно тогда, когда почтенные, сугубо игровые консоли, как и бизнес-модель, обеспечивавшая их существование, превратятся в ненужный рудимент.

В истории видеоигр, устройства, предназначенные непосредственно для игр, всегда доминировали над универсальными машинами, предлагая совершенно иной игровой опыт.

Нынешнее поколение устройств масштабней любого предыдущего. Microsoft, Sony и Nintendo совместно продали уже более 225 миллионов домашних игровых консолей с момента старта продаж в 2005 и 2006 годах. Это оглушительный успех, особенно, если учитывать, что приставки — всего лишь троянские лошадки для ведения основного бизнеса по продаже миллиардов видеоигр по 40-100 долларов за штуку.

И это ещё не всё. В гонке за обладание гостиной, свержение кабельного телевидения и преобразование самой индустрии развлечений, консоли также фигурируют в первых рядах. Microsoft не раз хвасталась, что платформа Xbox, хоть и не самый большой источник доходов, но вероятно, самый большой успех компании со времён Windows 95 и Office.

С момента выхода последнего Xbox прошло около семи лет — вечность по меркам производителей железа. За это время глобальный игровой бизнес с оборотом в $67 млрд. радикально изменился, спровоцировав долгосрочные изменения во всём, что касается ценовой политики, гейм-дизайна, моделей распространения, игровых устройств и ожиданий аудитории.

Предвосхищая перемены, Microsoft недавно огласила список новых функций для Xbox, направленных на создание нового типа развлекательной платформы, с привязкой к мобильным устройствам, недорогими игровыми приложениями, музыкой и потоковым видео — и компания пошла на этот шаг даже тогда, когда готовится к выпуску очередное продолжение её блокбастера Halo. Выводы очевидны: рынок консолей достиг невероятных размеров, и теперь они должны меняться или им будет грозить исчезновение.

«Консоли, в плане своего предназначения и возможностей развития, непременно должны измениться», — говорит Марк Керн (Mark Kern), руководитель Red 5 Studios. — «Консольная модель ослаблена «коробочным» менталитетом, при котором вся идея в том, чтобы заплатить $60 и идти играть».

Наиболее очевидным конкурентом приставок являются мобильные игры, которые предлагают неплохой геймплей на сотовых телефонах и планшетах за 1/10 стоимости консольных игр, а зачастую и вообще бесплатно. Также можно отметить наплыв социальных приложений, тоже, по большей части, бесплатных и возрождение PC-игр, которые стали дешевле и податливее, чем консольные, и размещаются на новых платформах онлайн-дистрибуции(steam,origin и т.п.), где их гораздо удобнее приобретать.

Впрочем, вряд ли кто-то в игровой индустрии согласится с тем, что эпоха консольных игр подходит к концу. Кинематографичная графика, затягивающий геймплей, сюжеты с непредсказуемыми поворотами и персонажами, прописанными не хуже, чем в добротных романах: всё это также будет привлекать фанатов — пусть и не всех, пусть и самых дотошных — но всё таких же преданных. К тому же, многие компании уже работают над радикальными переменами, что говорит о том, что они прекрасно понимают, что их ждёт — и более того, кое-какие наработки уже присутствуют на рынке.

Видеоигровая консоль в том виде, в котором мы всегда её знали, уже умерла несколько лет назад. Печальная участь настигла её, когда Microsoft изменила интерфейс Xbox 360, так что вам приходилось пробираться через «Bing», «Home», «Social» и «Video», прежде, чем попасть в «Games». И с тех пор большая тройка из кожи вон лезла, чтобы доказать, что их приставки — не просто тупые коробки для игр, но разносторонние машины, на которых нужно скорее запускать Hulu(такой сайт стримингового видео), чем Halo.

Необходимость развития становится всё острее в наши дни, когда разница в качестве дешёвых/бесплатных и полноценных игр сокращается с каждым днём. Лучшая игра для iPad выглядит как середнячок для Xbox 360. Ваш смартфон уже близок к тому, чтобы воспроизводить неплохие игры в Full HD, и уже скоро вы сможете подключать его к телевизору без всяких проводов.

В результате, через несколько лет 225 миллионов устройств будут, почти наверняка, выглядеть пиком консольного бизнеса. Геймеры разбегаются, кто куда, и время безоговорочного лидерства приставок подходит к концу — эти устройства не выживут без серьёзных перемен.

«Все кто следил за ситуацией, понимают, что тектонические плиты, на которых стоит игровая индустрия, начинают разъезжаться в разные стороны», — говорит Дэвид Рейд (David Reid) из CCP Games, делающей free-to-play шутер Dust 514 для Sony PlayStation 3. — «Разрушаются сами основы такой модели».

Раньше консоли были лучшими во всём, но теперь их преимущества испаряются. В отличие от PC, где игры могут требовать детальной настройки, консоли «просто работают» — их фанаты всегда указывают на это. Ну что ж, iPad тоже просто работает. Консоли дешевле PC? Вовсе нет, если учитывать увеличивающуюся разницу в ценах на игры. На консолях превосходный контент? Ну так, если вы хотите играть в эксклюзивы, придётся покупать разные устройства, да и многим куда больше нравится Angry Birds, чем Mario.

Отголоски перемен в настоящее время превратились в громоподобное эхо, сотрясающее всю игровую индустрию. Сегодня производители крупнейших консольных игр вынуждены продавать всё больше и больше копий по всё более высокой цене, потому что разработка AAA-игр стала на порядок дороже. Цены покусали уже немало фанатов, которых заставляют платить уже намного больше, чем стандартные $60. Типичный тому пример — план Ubisoft по выкачиванию $150 из самых преданных игроков с помощью Assassin’s Creed III: $120 за «ограниченное издание» плюс $30 за «абонемент» на загрузку дополнительного контента в течение следующего года.

Поклонники всё равно купят, говорят они, потому что большие игры — это высокое качество. Но лишь немногие разработчики способны сегодня играть на таком рискованном поле, и при этом даже они не получают больших прибылей. Специалисты предсказывают, что новыми лидерами индустрии станут те, кто переместит ресурсы в сторону менее амбициозных, но более прибыльных проектов, надолго поставив под сомнение будущее высококачественных игр.

«В игровом дизайне», — говорит Керн, — «оптимальная стратегия для любой игры — брать пример с игроков, которых называют «min-maxer». Такие игроки быстро выясняют основные игровые преимущества и вкладывают всё своё золото и очки умений именно в то, что принесёт им максимум пользы. Больше они ничего ни на что не тратят. Игровые компании не могут позволить себе вкладывать ресурсы во всё подряд. Им нужно извлекать максимум выгоды из минимальных затрат».

На стыке платформ

Территория Electronic Arts в Кремниевой Долине напоминает двор университета из Лиги Плюща: несколько зданий, расположенных вокруг зелёной лужайки, на которой частенько играют в футбол. Тут есть полностью оборудованный фитнесс-центр, большая комната с игровыми автоматами и кофейня Starbucks.

Всё это EA построила, продавая диски для игровых консолей. Теперь, чтобы это сохранить, ей придётся переходить на другой вид игр.

Высоко наверху, в одном из этих зданий, главный операционный директор EA, Питер Мур (Peter Moore), торопливо заходит в конференц-зал с табличкой «Get It Done». Ветеран игровой индустрии, поработавший в Sega и Microsoft, только что вернулся из поездки в Ирландию, где EA открыла новый центр обслуживания клиентов, расширив свой состав на 300 рабочих мест. В разгар болезненного спада, эта новость стала самой главной; сам премьер-министр присутствовал на сцене рядом с Муром.

Игры «превращаются в сервисы, доступные 24 часа в сутки», — говорит Мур, обуславливая этим необходимость увеличения штата техподдержки. Но он верит в то, что преобразование гейминга будет более фундаментальным. Он уже наделал шуму ранее в этом году, заявив, что в итоге подавляющее большинство игр станут бесплатными: можно будет загрузить и хотя бы частично освоить игровой контент без каких либо затрат, и платить уже тогда, когда захочется большего.

«Наша индустрия переживает удивительные времена», — говорит он. — «Мы будем пестреть во всех заголовках, если сможем измениться настолько, что перестанем быть крупнейшим дистрибьютором и издателем традиционных видеоигр и станем компанией, быстро адаптирующейся к любым изменениям в индустрии развлечений. Именно в этом направлении мы сейчас и работаем».

Когда Мур пришёл в EA в 2007 году, по его словам, компания работала над 67 играми для консолей и мощнейших PC. Сегодня таких игр в разработке всего 14. И ещё 41 игру представляют мобильные, социальные и free-to-play проекты.

Учитывая стойкость Xbox 360 и PlayStation 3 в качестве доходных рабочих лошадок, легко упустить из виду скорость наступающих преобразований. Несколько лет назад ещё не было iPhone, не было Весёлой Фермы и World of Warcraft. Единственное отличие между геймерами заключалось в том, что они играли либо на PC, либо на приставках. И приставки без труда выигрывали эту битву.

Середина 2000-х стала «тёмной эпохой для PC-гейминга», по словам Мэтта Плойара (Matt Ployhar), старшего планировщика продукции в Intel и президента некоммерческой организации PC Gaming Alliance. Компьютерные игры, стоящие на полках магазинов, продавались намного хуже, чем консольные версии. Пиратство было ужасающим. В домах стояло великое множество компьютеров, на сотни миллионов больше, чем игровых консолей. Но продажа игр для них казалась безнадёжной затеей.

Возможно, PC-геймингу было необходимо опуститься на самое дно, чтобы инноваторы начали всё с нуля. Как бы то ни было, то, что произошло в последующие годы, стало не крахом PC-игр, а их славным перерождением. Valve представила сервис Steam, постоянно экспериментируя с ценами и привлечением пользователей, тем самым зарабатывая всё больше и больше денег на цифровых продажах. Zynga и Facebook наглядно показали, что игры не только могут быть бесплатными, но при этом ещё и приносить в разы больше денег.

Ну а потом, как вы знаете, PC вернулся и начал мстить. В отличие от закрытых консольных платформ, где всё, что делает издатель, должно подгоняться под особенности определённых устройств, ценовая политика и гейм-дизайн на PC ограничены только фантазией разработчиков. По приблизительным подсчётам Плойара, среди почти полутора миллиардов владельцев PC, 600 миллионов используют их для игр.

«Возможности, которые нам даёт открытая платформа с точки зрения бизнеса», — говорит Мур, — «от ежедневных патчей без всякой сертификации до общения с клиентами напрямую, без необходимости переговоров с нашими любимыми коллегами из Sony, Microsoft и Nintendo — всё это делает PC очень привлекательной платформой».

И сегодня PC уже жадно поглядывает на вашу гостиную. Недавно Valve представила режим Big Picture в Steam, интерфейс, разработанный для больших экранов, находящихся в трёх метрах от дивана. Подключаете компьютер к телевизору — теперь это просто, как никогда, ведь они оба могут использовать HDMI-кабель — и можете спрашивать себя: «А зачем мне, собственно, Xbox?»

И вообще, теперь персональное вычислительное устройство — это уже не Wintel-коробка. Что такое Microsoft Surface — планшет или лэптоп? Можно ли назвать iPad персональным компьютером? Данные опросов показывают, что владельцы игровых консолей иногда предпочитают сидеть на диване и играть на планшете, либо валяться в постели с телефоном в руках, вместо того, чтобы включать приставку.

Лесли Чард (Leslie Chard), президент компании Wireless Home Digital Interface, думает, что их стандарт WHDI сможет преобразить мобильный гейминг. На выставке CES в этом году планшет с WHDI без задержек транслировал на телевизор игру в 1080p. Если планшет и телевизор можно объединить с помощью такого беспроводного стандарта, то ваш iPad сможет легко превратиться в PlayStation простым нажатием кнопки.

«В этих устройствах уже достаточно мощное питание, память и процессор, чтобы обеспечивать такую функциональность», — говорит Чард. — «Завершающим шагом будут возможности подключения».

Последний из динозавров

Assassin’s Creed III, по словам её креативного директора, Алекса Хатчинсона (Alex Hutchinson), «не только самая большая игра, над которой ему довелось работать, но и самая большая игра, которую выпускала Ubisoft». Чего уж скромничать, возможно, это вообще, крупнейшая игра за всю историю. Хатчинсон упоминал, что её созданием занимались пять студий во всех уголках мира: в Монреале, Анси, Сингапуре, Бухаресте и Шанхае.

«Три года, сотни людей, огромная куча денег», — говорит он о разработке игры.

Ранее, в интервью журналу Edge, Хатчинсон назвал её «последним из динозавров». В последующем интервью он пояснил, что не подразумевал, что такие игры вымрут — просто их станет гораздо меньше.

«Я не думаю, что большие, монструозные игры куда-то исчезнут», — говорит он. — «Но их будет всё меньше, и будет всё меньше желающих заниматься их разработкой».

Даже если мощности консолей станут более высокими, делать игры под них станет куда более трудоёмким, проблемным и дорогостоящим занятием. Лишь немногие издатели владеют достаточными ресурсами для этого, и даже они будут вынуждены сокращать список релизов. И хотя лучшие консольные игры сейчас превосходно продаются, середнячки уже выбывают из игры. Руководители и аналитики игровой индустрии сходятся в том, что больше нельзя требовать $60 за игру не лучшего качества, как это было раньше, потому что у игроков теперь гораздо больше выбора — и некоторые из этих вариантов не будут стоить им ни копейки.

Марк Керн, ранее возглавлявший разработку World of Warcraft, сегодня руководит студией Red 5 Studios и трудится над своей первой игрой FireFall, PC-шутером от первого лица на бесплатной основе, ориентированного на хардкорных игроков. Это шикарная игра, по графике она не отстаёт от лучших консольных шутеров, но при этом за неё не нужно платить. Для заработка денег Red 5 будет продавать внутриигровые предметы «для повышения удобства, экономии времени, внешних изменений и разные небольшие полезности» — то есть не будет никаких палок-нагибалок. Игроки, не заплатившие ни копейки, смогут быть наравне с остальными.

«Изменения неизбежны», — говорит Керн. — «Игроки будут находить игры с подобной моделью, будут считать их необычными и будут переходить на них».

iTunes App Store демонстрирует величайший парадокс: игры, которые сегодня приносят больше всего прибыли, являются бесплатными. Если вы можете привлечь к своей игре максимально возможное количество игроков, то будет достаточно, чтобы лишь небольшой процент из них тратил деньги на дополнительные транзакции, после того, как игра их затянет — и в итоге вы сделаете больше денег, чем продавая игру целиком.

Из троих производителей консолей, Sony выглядит наиболее заинтересованной в тестировании free-to-play модели на хардкорщиках. В этом году CCP Games выпустит Dust 514, бесплатный шутер с микротранзакциями в сеттинге популярной MMO Eve Online, эксклюзивно для PlayStation 3.

«Кто-то должен водрузить свой флаг на этой вершине», — говорит Рейд, — «и мы хотели бы быть первыми, потому что знаем, что free-to-play всё равно придёт на консоли».

В Electronic Arts тоже недавно обнаружили, что смещение в сторону free-to-play происходит раньше, чем они ожидали. Через семь месяцев после запуска Star Wars: The Old Republic со стандартной моделью подписки за $15 в месяц, она стала показывать настолько плохие результаты, что пришла необходимость вводить бесплатную модель с транзакциями, чтобы не отставать от конкурентов.

«Мир вращается быстрей, и мы обязаны быстро реагировать на перемены», — говорит Мур.

Но даже несмотря на то, что игроков привлекают другие платформы, индустрия сходится в том, что консоли способны выжить, даже теряя свою аудиторию.

«На определённом уровне, каждое хобби имеет своих особых приверженцев», — говорит Рейд. — «Вы можете играть в гольф простенькой клюшкой и ходить пешком, а можете купить самые лучшие клюшки и покрыть свой гольф-кар платиной». Основатель Electronic Arts, Трип Хоукинс (Trip Hawkins), высказал схожее мнение в недавнем интервью, сказав, что консоли станут «рынком хобби».

Но говоря о том, что консоли станут пристанищем для кучки энтузиастов, Рейд и Хоукинс, возможно, подписывают им некролог. Call of Duty не сможет собрать достаточное количество народа для массовой игры, если будет привлекать только заядлых фанатов. Nintendo, Sony и Microsoft должны продолжать выпускать новое оборудование, как того желает массовый рынок — но это не представляется возможным, если они не отвяжутся от старых моделей распространения.

Как говорит Керн, если бы он разрабатывал новую консоль, он бы не заморачивался с новым железом, а сосредоточился бы на радикально новой бизнес-модели.

«Я бы постарался предложить геймерам любые игры, которые они только захотят — бесплатно или почти бесплатно», — говорит он. — «Когда я могу опробовать чью-то игру за доллар, зачем мне пробовать игру за $60, и уж тем более, если кто-то скажет мне, что они почти ничем не отличаются?»

Поделиться

Обсудить