Почему в играх нет секса

Культ | |

Если вы планируете сыграть в какую-то небольшую игру сегодня, пусть это будет Sepe’s Cumshot. В ней вы контролируете часть руки, которая стимулирует пенис мужчины по имени Сепе. Сначала бедняжка довольно вялый, но стоит чуть-чуть потеребить его, и дела пойдут вверх. Если вы будете работать интенсивнее, член Сепе нальётся кровью и станет большим и могучим. Да, ему это нравится! Можете помочь ему закончить.

Sepe’s Cumshot — занятная игра, по большей части из-за сходства с процессом мужской мастурбации. Показатель того, насколько близко тема игры переплетается с её механикой, делает её, возможно, лучшей секс-игрой всех времён. Хотя, конкуренцию и не назовёшь жёсткой.

Как правило, секс в играх ужасен, порой даже совсем отвратителен. А в наши дни всё ещё хуже, чем раньше. Западные разработчики избегают этой тематики или продвигают её как-то неубедительно. В жанре инди меньше табу, поэтому маленькие «секс»-игры зачастую более оригинальны. А что насчёт вас как игрока?

Прежде всего, согласно мейнстриму, вы мужчина: в большинстве видеоигр секс подразумевает мужчину, обладающего женщиной. Такая предвзятость исходит из контекста социальных реалий и моральных норм, которые особенно заметны в играх.

Студии вроде BioWare всё же начинают продвигать сексуальные отношения персонажей вне зависимости от пола. И модели персонажей Mass Effect смотрятся довольно неплохо в этом отношении. Секс в игре показан как плавно чередующиеся крупные планы различных частей тел, но при этом свет и музыка просто ужасны. Mass Effect по большей части намекает на секс, чем показывает его, максимум пошлого, что можно там увидеть — это чьи-нибудь ягодицы или лицо в момент оргазма.

Трудно даже представить, как подобные сцены могли кого-то возбудить, тем не менее, это привело к тому, что Fox News описали эту игру, как «Люк Скайуокер плюс Горячие Мамочки». Это явно сфабрикованная полемика: в Mass Effect нет никакого «секса», там даже гениталии не показываются. Но, как бы то ни было, это существенно повлияло на Mass Effect 2 и Dragon Age: Origins, где персонажи занимались этим уже в нижнем белье.

Такова одна из причин, почему мейнстрим-игры такие скромные. Каждый раз, когда бульварная пресса решит напугать весь мир видеоиграми, они не знают темы лучше, чем насилие и секс.

Секс в Sims.

Вспоминая Hot Coffee (наделавший шуму мод для GTA), нельзя не удивиться, насколько абсурдным он был, и как мог какой-то его аспект изгнать секс из игр на долгие годы. Несмотря на то, что модификация не могла быть использована без изменения оригинального программного обеспечения, ESRB всё равно повысила рейтинг игры с Mature до Adults Only — катастрофа для Америки, где большинство магазинов не выставляют такие продукты на полки. Rockstar была вынуждена выпустить патч для PC и переиздать консольные версии.

Hot Coffee являлся симулятором секса с одетыми персонажами, который даже нельзя было использовать без модификации оригинальных файлов игры. И в ответ на него Rockstar столкнулась с американским правом в самой неразумной и возмущённой его форме. Разработчик меньшего уровня мог бы быть уничтожен. Нельзя предсказать или контролировать подобную реакцию: кто мог бы её спровоцировать?

В таком контексте, особенно учитывая бюджеты современных блокбастеров, неудивительно, что сексуальный акт не показывается во всей красе. Вне зависимости от медиа, секс всё ещё является запретной темой, и границы его публичного восприятия постоянно меняются и зависят от региона: американская версия The Witcher от CD Projekt была лишена сцен с фронтальной обнажёнкой. На выставке E3 запрещено сексуальное содержимое. Такие факторы имеют значение: зачем разрабатывать контент, который будет недоступен большей части аудитории?

Господи, спасибо, что ты придумал интернет. Большие и красивые игры — это одно дело, но есть ведь и целый подкласс игр с куда меньшими бюджетами, ориентированных на виртуальный секс. По своей сути это простенькие MMOG с откровенной анимацией секса. Типичный пример — 3D Sex Villa 2 — предлагает впечатляющую графику (по меркам своего жанра), но и сразу непрозрачно намекает на целевую аудиторию: «Вы*би этих грязных кибер-девочек» — одна из прелестнейших строк на сайте игры. Есть и более спорные штуки, например Ripened Peach Sex Sim, основанная на микротранзакциях, где нужно покупать девушек и различные улучшения. Сезонные скидки на выбор интимной причёски — налетай, пока горячо!

3D Sex Villa 2 также поддерживает наиболее вызывающее приспособление для секс игр на данный момент — «sinulator». Это секс-устройство, которое подсоединяется к компьютеру и может быть использовано в качестве «контроллера» в одиночной игре, либо для того, чтобы другой игрок управлял им удалённо. К сожалению, мне не приходилось пробовать на себе эту штуковину.

Каждому своё, но концепция этого сексуального поджанра довольно банальна: место для общения с простенькими аватарами, порнографическая стилистика и слабенький набор плагинов. Я бы предпочёл обычный чат. Такая грубая условность лежит в основе проблемы, с которой сталкиваются мейнстрим-игры. Говоря прямо, люди часто путают порно с сексом. В дополнение к этому, игры всё чаще преподносят секс буквально — то есть, там, где должно быть что-то сексуальное, мы увидим секс.

Эта игра называется Bonecraft. Дальше мы комментировать не будем.

Были и другие подходы. Copenhagen Game Collective создали Dark Room Sex Game с использованием дистанционной связи Wii. Всё действо занимает минуту, и чтобы понять, каково это, нужно всё увидеть и услышать самому. Это виртуальный половой акт по согласию между двумя взрослыми людьми.

На тему секса вообще слишком много инди-игр, чтобы уследить за всеми, к тому же есть бесчётное количество простеньких флешек, предлагающих сомнительные удовольствия. Геймплей в большинстве из них — дело нескольких кликов, иногда попадаются смешные, но все они отвратительны. Но, пройдя по одной ссылке на флешку по теме видеоигры, я наткнулся на золотую жилу. Не буду публиковать ссылку, потому что это слишком непристойно, думаю достаточно привести описание: «Сексуальная Джури Хан из Super Street Fighter IV сражается с врагом при помощи своей упругой [ЦЕНЗУРА]. Она жёстко насаживается своей [ЦЕНЗУРА] на его огромный [ЦЕНЗУРА]. После третьего раунда нажмите на знак вопроса и Джури исполнит песню Кеши «Tick Tock».

Очевидно, что эти игры — в лучшем случае трэш. Более серьёзные вещицы используют секс скорее в качестве темы или механики, чем как конкретное действие. Для примера можно взять The C Word Эдмунда МакМиллена (Edmund McMillen), гротескный шутер, вызвавший много критики в адрес автора или A Closed World от GAMBIT MIT Singapore Games Lab, коротенькую РПГ на тему гендерной идентичности. Также на подходе Polymorphous Perversity, коротенькая РПГ, где можно заняться сексом практически со всем, что вы видите.

Есть и ещё один фактор секса в играх — то, что Бренда Бретуэйт (Brenda Brathwaite), автор книги «Секс в видеоиграх», назвала «Независимый секс». Бретуэйт ссылается на феномен World of Porncraft, сайте, который появился из-за того, что Blizzard запрещает сексуальный контент в World of Warcraft. Пользователи, которым нужно именно это, идут на этот сайт. Самые ранние примеры независимого секса относятся к эпохе прародителей многопользовательских игр, MUD-ов (Multi-User Dungeon). Тогда использовался термин Mudsex, обозначавший отыгрыш виртуального секса.

Независимый секс — это и моды, включающие наготу, и бешеные сайты с порно про ёжика Соника (на полном серьёзе), но при этом точка зрения Бретуэйт проста — люди хотят секса. И когда социальные игры станут обыденной частью человеческой жизни, они захотят его ещё больше. Больше всего интересно, как основной виртуальный мир внедрил в себя подробные половые акты, и при этом всё началось с самих игроков.

Однажды я провёл несколько дней в Second Life. Не скажу, что было чересчур приятно, но могу отметить кое-какие моменты. Second Life допускает секс, но ограничивает его приватными клубами и комнатами. И самый весёлый факт в том, что у аватаров нет гениталий. Игроки должны их покупать (на PC Gamer есть отличная статья на эту тему).

Сейчас интерактивный секс в «больших» играх выглядит примерно так.

Это показалось мне смешным, но я был глупцом. Секс в Second Life до сих пор остаётся основной статьёй экономики. Как говорила Тиффани Уиддершимс (Tiffany Widdershims), матриарх борделя Second Life, в эпоху расцвета виртуального мира: «Можно многое узнать о человеческой природе, сказав людям, что они должны платить тебе за мультяшный секс, а потом смотреть, как они валят к тебе толпами. 99% людей скажут, что не одобряют порнографию, тем не менее на неё приходится 40% онлайн-активности. Ну, правда, это всё просто смешно».

В этом и весь смысл. Секс — это наиболее естественная вещь в мире, это причина вашего появления на свет и причина того, что вы до сих пор это читаете. Но, когда мы говорим о сексе в видеоиграх, а чаще и в реальной жизни, мы, как правило, пользуемся обобщёнными терминами.

Мне не нужно больше секса в играх. Но я думаю, что эта тема в целом воспринимается нами неправильно: в играх, во всяком случае в тех, что рассчитаны на большую аудиторию, секс представляет собой двух коряво анимированных кукол, обозначающих сюжетное завершение миссии. Ситуация изменится только после масштабного прорыва.

Возможно, Catherine, вышедшая на прошлой неделе, поспособствует этому прорыву. В ней присутствуют глубокие размышления о приверженности, вожделении и последствиях прелюбодеяния. В игре есть как жёсткий секс, так и лишь завуалированные намёки, что создаёт волнующий эффект, а смятение и противоречивые импульсы главного персонажа прямо за душу цепляют.

В общем, пока такие игры, как Catherine не сыщут популярности, мейнстрим-разработчики будут скованы сложившимися обстоятельствами. Культурные и законодательные различия всегда будут проблемой, и её решение в том, чтобы создавать более неоднозначный контент. А секс в играх, как изображение полового акта, так и будет оставаться совсем не сексуальным.

Но всё-таки, секс в видеоиграх таит в себе нечто… вы можете назвать это застенчивостью, но скорее, это просто страх. Секс пытается быть серьёзным, но получается нелепым. Мы хихикаем над неубедительными ситуациями, банальными диалогами, пиликаньем на заднем плане — и прежде всего над идеей о том, что кто-то где-то может счесть это возбуждающим.

Но, как показывает история — и огромный азиатский рынок интерактивной эротики — такой секс отлично продаётся. Секс — это наиглавнейший интерес человеческой расы, и, рано или поздно, он вольётся в любую сферу жизнедеятельности. Кто знает, сколько нам ещё ждать игры, которая перевернёт существующие представления. А пока у нас есть Sepe’s Cumshot.

Фёдор XiixTii Суслов xiixtii@progamer.ru

Поделиться

Обсудить